Интересно Истории Путишествие Туризм

Страна злобных троллей

1200-630-kopirovat

В краю короткого лета, затяжных дождей, долгой темной зимы и нефти можно жить счастливо. Норвежцам это удалось. Им понадобилось терпение, самоирония и красивые легенды

Норвежцам досталась не самая комфортная для проживания страна. Но они уверенно и бойко обустраивают даже отдаленные ее уголки. Всюду протянулись дороги, организованы паромные переправы, между городами летают самолеты, идут поезда, курсируют круизные лайнеры. В какой-то момент создается ощущение, что так тут жили от начала времен. И всегда носили эти непромокаемые и непродуваемые одежды, всегда могли купить столичный продуктовый набор в самом дальнем фьорде и имели доступ в Интернет в любой глуши. Но не стоит забывать — норвежское экономическое чудо всплыло с океанского дна всего полвека назад, когда в конце 1969 года компания Phillips Petroleum обнаружила в Северном море гигантское месторождение нефти.

Свидетельства того, как жила до этого события ныне одна из счастливых стран в мире, хранят древние (но не самые надежные) источники — народные сказки и легенды. Норвежцы их помнят и охотно рассказывают. Наверное, для них это не совсем легенды.

1

Сушеная треска остается главным экспортным продуктом Норвегии на протяжении многих веков. Сезон ловли трески на Лофотенских островах — с января по март. Пойманную и разделанную рыбу развешивают на деревянных сушилках. В течение двух месяцев туши выдерживаются на ветру и морозе.

На круизном лайнере я плыву вдоль норвежского побережья с севера на юг — из Тромсё в Берген. У Сволвера, главного города Лофотенского архипелага, на торчащем из воды уступе на входе в бухту стоит женская фигура. Взгляд устремлен вдаль, рука поднята в жесте то ли прощания, то ли приветствия. Таких памятников женам моряков по берегам Норвегии множество. На протяжении веков мужья и сыновья надолго уходили в море, а иногда оставались там навсегда. Одна из типичных легенд, которую я часто слышу на протяжении путешествия, — о чудесной стране, в которой нет штормов, а рыбака ждет успешная рыбалка.

Легенда

Жил недалеко от Рёста, что на юге Лофотенских островов, рыбак по имени Маттиас. И все время ему не везло. Однажды попал он в шторм и уже не рассчитывал выбраться живым, как лодку его прибило к неизвестному острову. Жители там, как выяснилось, не ведали нужды: сети их никогда не пустели, ячменные поля приносили богатый урожай. Они подарили Маттиасу волшебную сеть, и отныне ни он, ни его семья не знали голода. Но этим щедрость обитателей Ут-Рёста, как они называли остров, не ограничилась. Спустя год Маттиаса пригласили в гости, помогли приумножить богатства и купить новое рыбацкое судно.

Но добрых легенд немного: море всегда было жестоко, люди не ждали от него хорошего, а потому навстречу рыбакам всплывали и русалка хавфруэ, и морской человек хавман, и их болтливый сын марменнилль. Поколения рыбаков знали, что их лучше не обижать, но даже при этом гарантии выжить не было.

Легенда

Один старый рыбак, выпивая рюмку, всегда приговаривал: «Доброго тебе здоровья, хавфруэ». Однажды он с приятелями в хорошую погоду вышел в море. Ничто не предвещало беды, но повстречалась им лодка с прекрасной златовласой незнакомкой. Со словами «Ты всегда пил за мое здоровье, а теперь моя очередь выпить за тебя» она увлекла рыбака на морское дно, и с тех пор никто о нем не слышал.

Рефрен «больше никто о нем не слышал» часто встречается в легендах. И касается он не только рыбаков, но и их жен и дочерей, на чьи плечи ложилась забота о хозяйстве в отсутствие мужчин, — они же обрабатывали в холодной морской воде улов: чистили, промывали и развешивали сушиться на специальные деревянные решетки пойманную треску. И за ними нередко приходили морские обитатели.

Легенда

Девушка по имени Осхильд в один прекрасный день отправилась к морю и бесследно исчезла. Спустя несколько лет к ее матери явился хавман, морской человек, и сообщил, что девушка давно стала его женой и нуждается в помощи христианки, так как вот-вот родит. Мать помогла дочери, та вернулась в деревню. Как-то воскресным днем, когда Осхильд с матерью шли в церковь, из моря появилась армия троллей во главе с хавманом и попыталась утащить девушку в пучину. На ее спасение с икон церкви сошли святые. Морские чудища проиграли битву. Но прошло время, и Осхильд затосковала по мужу и ребенку. Она вернулась к ним в море, и никто больше о ней не слышал.

«Такой коктейль из мистики и христианских верований отсылает нас к периоду христианизации Норвегии в X–XI веках, — поясняет мне экскурсовод Ингрид. — Вмешательство святых в противостояние с нечистью — очень распространенное явление в легендах того периода».

В церкви норвежцы увидели спасение от окружавшей их недружелюбной действительности. Но слепой эту веру назвать трудновато — звон колокола или просто близость храма разве что обеспечивали недолгую передышку в постоянной битве за жизнь. Но битва возобновлялась, едва они ступали на борт рыбацкого судна или углублялись в лес в поисках дров и пропитания.

Мрачные, поросшие лесами горы, занимающие большую часть не только побережья, но и страны в целом, в сказках населяют суровые великаны тролли (их также называют ётунами, ютулами или риси). Вера в них той же природы, что и в морских обитателей, она порождена неизвестностью и бессилием перед стихией: ураганами и снегопадами, ливнями и морозами, длинной ночью, когда окружающий пейзаж пугает странными звуками и страшными очертаниями.

Отношения людей и ютулов редко складывались хорошо, чаще тролли заманивали любопытных путников в горы или похищали понравившихся девушек и запирали у себя в пещерах. Оружием против них всегда оставалось солнце. Оно не только отгоняло пугающий ночной мрак, но и превращало ютулов в камень. Сегодня по всей Норвегии стоят огромные окаменевшие фигуры, и любой местный житель знает, что это за ютул и почему остался тут навеки. Рядом  с деревней Хеннингсвер на Лофотенах высится внушительная скала: тролль Вогакаллен застыл тут по вине своего сына Хестманнена.

3

Слева: По легенде, гора Тургхаттен — это окаменевшая шляпа тролля, в которую попала стрела, оставив отверстие. На самом деле этот туннель образовался в результате водной и ледовой эрозии, по нему проходит популярный туристический маршрут. Длина туннеля 160 метров, высота — 35, а ширина — 20
Справа: «Лесной тролль». Рисунок норвежского иллюстратора Теодора Северина Киттельсена, 1906 год

Легенда

Однажды красавица-великанша из Леки отправилась купаться с семью подругами, дочерьми великана из Сулитьельмы. Увидел их Хестманнен, сын тролля Вогакаллена, влюбился в великаншу из Леки и захотел заполучить себе в жены. Оседлал он быстрого коня, взял лук и стрелы и поскакал к великаншам. Те бросились бежать. Спустя некоторое время силы оставили семерых сестер и они остановились. Но великанша из Леки бежала что было сил. Хестманнен в отчаянии выпустил в нее стрелу. Тролль Брённёйкоген, отец семи сестер, наблюдал за погоней и метнул свою шляпу наперерез стреле, чтобы спасти великаншу. Стрела пронзила шляпу, изменила направление и упала в море. Тут взошло солнце, и все тролли окаменели. Прекрасная великанша стоит на острове Лека рядом с городом Рёрвиком, очертания семи сестер видны на скалах в регионе Алстахёуг, Хестманнен застыл на острове Хестманнёй на полярном круге, а его отец Вогакаллен остался на Лофотенах. Наибольшая же известность досталась шляпе. Это она — возвышающаяся над морем гора со сквозным отверстием на острове Тургет в коммуне Брённёй.

Ученые, настроенные чуть менее романтично, объясняют, что сквозное отверстие высотой 35 метров в 258-метровой горе — следствие естественных процессов в ледниковый период. У ученых всегда есть всему объяснение. Но легенда-то помнит, что, например, глубокая расщелина между ущельями Гломдал и Рендал — это след топора, который оставил один из ютулов, пытаясь прорубить новое русло реки.

Множество упоминаний о ютулах хранят норвежские географические названия, особенно в окрестностях города Молде.

4

Словом «фьорд» называют узкий, извилистый и глубоко врезавшийся в сушу морской залив . Самые популярные фьорды Норвегии (например, Люсе-фьорд с его знаменитой скалой Кафедра Проповедника — на фото) находятся в районе города Берген. Но не менее живописные заливы есть и значительно севернее

Легенда

Однажды тролли собрались на свадьбу в районе Румсдаля. Большая процессия тянулась по дороге, тролли пили мед и становились все веселее и беззаботнее. Они не заметили, как взошло солнце, и окаменели, образовав горную гряду Тролльтинда.  Тут же неподалеку от Молде есть система гротов Троллькирка («церковь троллей»), Тролльвегген («стена троллей») и головокружительный дорожный серпантин Тролльстиг («дорога троллей»), по которому можно попасть в Гейрангер-фьорд с его водопадами, включенный в Список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Противники горных походов могут погулять по берегу озера Тролльванн недалеко от Осло. А сторонники — добраться до знаменитой Тролльтунги («языка тролля»), скалы, которая торчит над Хардангер-фьордом восточнее Бергена.

Сегодня тролли — часть туристической и сувенирной индустрии. В более современных сказках они совсем не великаны и вовсе не страшные — норвежцы почувствовали себя более защищенными от сил природы с приходом электричества, развитием сухопутного и морского сообщения между городами и деревнями. Но нет-нет да и мелькнет в разговоре с местными: «Вон видите церковь, а рядом огромный валун. Это наш тролль боролся с христианизацией и кидал камни в строителей».

Мы вплываем в очередной фьорд, и совсем близко по бокам вырастают скалы, покрытые зеленой растительностью. То тут, то там с вершин гор падают тонкие струйки водопадов. С неба тоже падает вода, причем заливает весьма ощутимо. «Вон-вон тролль на скале», — весело тянет руку куда-то направо девушка из команды в ярко-желтой куртке. Сфотографировать тролля я не успеваю — капля дождя предательски расплывается по объективу. «Не расстраивайтесь, — улыбается девушка, — сейчас еще тролли будут. Они раз уж вышли на дневной свет, так окаменели и не убегут».

 

 

Источник

[uptolike]
Загрузка...